Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

***One Hundred Years Of Solitude***

12:50 

Часть 5

Celebrian
I can't live for long with what I feel inside. I don't see how anyone can.
Эпопея продолжается.

Предыдущие части тут и тут, тут, тут.

После разговора с Реддингтоном, Элизабет хотело было вернуться в офис, но в голове было столько мыслей, которые ей бы хотелось обдумать в спокойной обстановке, так что, она решила вернуться домой.

На улице было уже темно, когда она подъехала к дому. Она припарковалась в подземном гараже и направилась к лифту, но внезапно ей почудилось, что в нескольких машинах от нее мелькнула тень. Она насторожилась. Рука инстинктивно потянулось к пистолету. Она сделала шаг, никакого движения. Она вздохнула и сказала себе, что в свете всех последних событий у нее просто разыгралось воображение.

Уверенным шагом она направилась к лифту, но вдруг кто-то резко потянул ее назад. Одной рукой ее схватили за плечо, а второй рукой прикрыл рот. Она стала вырываться, попыталась достать пистолет, но хватка нападавшего, была железной. Нападавший не делал никаких попыток причинить ей вред, но держал так, чтобы она не вырвалась.

-Элизабет, успокойся, - услышала она над ухом знакомый, как ей показалось, голос. - Я отпущу тебя, если ты не будешь кричать.

Элизабет кивнула, и нападавший отпустил ее. Она повернулась и увидела перед собой высокую фигуру Дембе.

-Что ты тут делаешь? – прерывающимся голосом спросила Элизабет.

Дембе вынул маленький фонарик и быстрым движением осветил самые укромные уголки гаража, чтобы убедиться, что за ними никто не наблюдает. Элизабет успела заметить, что Дембе выглядит изможденным.
После минутной паузы он спросил:
-Как Реймонд?
-Жив, - пожала плечами Элизабет. - Мы нашли Аптекаря, противоядие. Наверное, вовремя. Ему повезло, как сказал доктор, еще бы немного и он бы умер.

Элизабет услышала, как Дембе тяжело вздохнул.
- Почему это интересует тебя? Это ведь ты его отравил. Полагаю, ты мне можешь рассказать, по какой такой причине ты попытался сделать то, что сделал... я даже не сомневаюсь, что причина более чем серьезная... но...

Дембе молчал, по его тяжелому дыханию Элизабет угадывала, что всегда этот всегда такой спокойный человек очень взволнован. Кроме того, она помнила и схему Механика. Из которой следовало, что все было подстроено так, чтобы отравителем оказался Дембе.

-Я рад, что в тот момент ты была рядом. И он не был один, - наконец тихо сказал Дембе.

-А я не была рядом, - неожиданно зло проговорила Элизабет, - я гонялась за преступником. Как думаешь, что делал Реддингтон, осознавая, что ему осталось несколько дней? Чувствуя удушье, боль, жар, теряя сознание? Я тебе скажу, что он делал. Он искал тебя. Потому что, как ему думалось, ты в опасности. Он подумал, что ты, либо пошел по следу преступника, либо попал в руки преступника. Плотом все стало совсем плохо. И он чуть не умер. И знаешь, что поразительно, едва он пришел в себя, после того, как ему ввели противоядие, он спросил про тебя. Он думал, что в покушении на него виноват Марвин. И он же удерживает тебя где-то. И он поехал выяснять не причины измены, он хотел узнать, что с тобой. Марвин остался цел, потому что я позвонила Реддингтону и сказала, что его отравили не вином, а чем-то покрепче. И он, конечно, вспомнил… Вообрази его чувства, когда он понял, что это ты. Я не видела его лица в тот момент, когда он все понял, но слышала его голос. Это его буквально убило.

Дембе отвернулся. Он молчал. А Элизабет стояла и думала, как ей поступить. Рука потянулась к телефону.

-Я хотела узнать, как он, - заговорил Дембе., - а еще предупредить об опасности. Ему нужно найти Роланда Грейвса.
- Опасность от Грейвса? Кто такой Грейвс?
- Я не могу сказать, - покачал головой Дембе.
- Тогда твое предупреждение не имеет смысла, - крикнула Элизабет,
- Элизабет, послушай, - сказал Дембе, - я не буду тебя убеждать в своей непричастности к покушению на Реймонда. Не буду говорить, что я не предавал его. Сейчас это не так важно. Важно найти Грейвса. Скажи Реймонду… Роланд Грейвз.

Где-то позади послышался резкий звук торможения, потом хлопнули дверью машины. Наконец, послышался звук быстро приближающихся шагов.

Дембе толкнул Элизабет в сторону и бросился к запасному выходу. В глаза Элизабет ударил яркий свет фонариков. И в следующую секунду она увидела перед собой сильно обеспокоенное лицо Реддингтона. За ним бежали двое человек.

-Лиззи, ты в порядке? - переводя дух, спросил Ред.
- Да, - кивнула она. - Как вы тут оказались?

Реддингтон не ответил, он тяжело дышал, чтобы устоять на месте он слегка облокотился на одну из машин. Один из его людей сделал движение, словно намеревался ухватить его за руку, но Реддингтон выставил руку вперед, давая знак не приближаться.

- Мне сообщили, что, наконец, выследили Дембе, - наконец сказал он, все еще тяжело дыша. - И как только я узнал, что он возле твоего дома, сразу поехал к тебе.

-Давайте поднимемся ко мне, - предложила Элизабет. – Вам нужно немного передохнуть.

Ред сделал знак кому-то из своих людей, тот подошел. Ред что-то сказал ему на ухо. И тут же его человек скрылся. А Реддингтон направился к Элизабет. Вместе они пошли к лифту.

Дома няня с нетерпением ждала Элизабет, которая обещала быть дома еще час назад. Няня сообщила, что Агнесс еще не спит, девочка весь день была беспокойной. Все время хныкала и мало спала.

Элизабет поблагодарила ее. Договорились о следующем дне. Няня ушла. Элизабет подошла к кроватке, чтобы проверить дочку, та действительно еще не спала. Но не плакала, а беззаботно что-то лепетала на своем детском языке. Элизабет взяла дочку на руки и немного покачала. Подошел Реддингтон. Он улыбнулся при виде этой очаровательной картины. Мама и дочка.

- Хотите ее подержать? - очень дружелюбно спросила Элизабет.

- Если можно, - ответил Ред, осторожно принимая ребенка из рук Элизабет.

Ред взял малышку на руки и тоже чуть покачал. Агнесс рассмеялась и заулыбалась ему беззаботной улыбкой младенца, не знающего забот и печалей.

Элизабет отошла в кухню.

-Хотите яблочный пирог? – в холодильнике ничего кроме яблочного пирога и не было.

-Да, конечно, - ответил Реддингтон, все еще качая Агнесс.
Затем он аккуратно уложил ребенка в кроватку. Прикрыл одеяльцем с барашками. Немного поворочавшись, Агнесс несколько раз сонно моргнула и погрузилась в мир детских грез. Ред стоял с нежностью смотрел на спящую девочку.

Внезапно, все вокруг словно бы покачнулось, дрогнули стены, и Ред оказался в уютной детской. У стены стоит кроватка. Над кроваткой погремушки и на веревочках маленькие звездочки. Издалека слышится мелодия старой музыкальной шкатулки.

Он стоит над кроваткой. Смотрит на маленькую девочку, которая лежит и мирно спит, периодически причмокивая маленькими губками. Он опускает руку в кроватку и нежным движением проводит по нежной детской щечке. Девочка ворочается, приоткрывает глаза, потом вновь погружается в сон.

Он оборачивается и видит силуэт возле двери. Он знает, кто это. Он протягивает руку навстречу...

Вдруг комната стягивается в длинную линию, линия растягивается, превращаясь в огненную стену.
Он слышит голос, который кричит его имя.

-Реймонд, Реймонд!!!

-Реймонд!!! - слышит он где-то совсем рядом и открывает глаза.
Постепенно словно из тумана вырисовывается встревоженное лицо Элизабет. Вся комната постепенно проступает сквозь туман, и он понимает, что сидит на диване, привалившись к спинке. Он чувствует знакомую тяжесть в груди. Рукой судорожно лезет в карман, нащупывая ингалятор. Подносит его к губам и делает глубокий вдох.

- Я подумала, что вы умерли, - сдавленным голосом проговорила Элизабет.

Он уже полностью приходит в себя и понимает, что она сидит рядом и держит его за руку.

- Что происходит? - все еще дрожащим голосом спросила Элизабет. - Ведь противоядие должно было помочь.

-Оно помогло, - сказал он чуть сиплым голосом. - Но, Лиззи, я уже не так молод, как хотелось бы. Видимо, прошло то время, когда я без последствий испытывал свое здоровье.

У нее стояли слезы в глазах от пережитого испуга. Дембе, теперь это.

- Извини, что напугал тебя. Теперь все хорошо, - тон его голоса очень успокаивающий.

Элизабет почувствовала, что сейчас ей больше всего хотелось бы уткнуться ему в плечо и заплакать. А он бы погладил ее по голове. Она бы почувствовала его силу. Почувствовала себя защищенной. Минутой позже, ей показалось, что это было бы слабостью.

-Что хотел Дембе? – вдруг спросил Реддингтон.

- Он хотел узнать, как вы. Потом сказал, что Вам грозит опасность. И нужно найти какого-то Роланда Грейвса.

Реддингтон нахмурила.

-Вы знаете, кто это? – спросила Элизабет.

Ред отрицательно покачал головой.

-Лиззи, мне пора. Я и так слишком злоупотребил твоим вниманием, - он встал с дивана, чуть, покачнувшись.
Элизабет моментально среагировала и протянула ему руку для опоры.

-Куда Вы пойдете в таком состоянии, - обеспокоено сказала Элизабет. – Оставайтесь.

Он ей улыбнулся.

-Тебе нужно выспаться, Лиззи. А мне нужно выяснить кое-что. Не переживай, я в порядке.

Он направился к двери. Но именно в этот момент Элизабет так хотелось, чтобы он остался. Она просто не могла произнести это вслух. И он ушел.

Элизабет закрыла за ним дверь и вернулась в комнату. Она села на диван, то место, где только что сидел он, и тяжело вздохнула. Где-то внутри себя она все еще дрожала от пережитого. Она никогда не думала, что страх за жизнь этого человека может быть таким сильной. И раньше случались моменты.... но она была раздражена, злилась на него. Но не сейчас. Сейчас это был страх. Страх того, что здесь и сейчас, прямо перед ней его больше не станет.
Она поджала под себя ноги как в детстве и, уткнувшись в подушку, тихо заплакала.

Элизабет плохо спала ночью. Ей снилось, что она идет вдоль поля, заросшего травой. Никого вокруг. Внезапно, прямо перед ней вырастает огромная гранитная плита. Она подходит совсем близко, чтобы рассмотреть эту плиту. И видит надпись "Реймонд Реддингтон 1960-2017." Она проснулась в поту. И вспомнила, что однажды видел что-то подобное. На картине. Надгробие Реддингтона. И она стоит рядом.

Накормив завтраком дочь, дождавшись няню, она отправилось в Бюро. Дорогой она никак не могла отделаться от ощущения нервозности. Она вздрогнула, когда завибрировал телефон. Но это была всего лишь рекламная смс. Она расстроилась, потому что очень хотела, чтобы сейчас ей позвонил Реддингтон. Она просто хотела услышать его, убедиться, что он жив.

Едва только она вошла в Бюро, к ней кинулся Арам.

-Элизабет, я нашел того врача, - зашептал он ей.
- Врача? - она не сразу поняла. - А, да. Он еще жив? С ним можно встретиться?
- Да, только он уже стар. И, как я выяснил, с памятью у него не ладно. Держи, это адрес.
- Спасибо большое, - поблагодарила Элизабет.

-Пока тебя не было вчера, мы нашли кое-что интересное в бумагах Механика, - сказал вместо приветствия Реслер. - Его схемы убийств разных людей весьма интересны, проливают свет истины на многие "несчастные случаи", но, куда более интересны его старые бумаги. Они не столь схематичны, но куда более значимы. В 80-е и 90-е этот человек занимался планированием операций на правительство. Сейчас Купер запрашивает доступы к некоторым секретным документам того времени. Если ему удастся их получить, мы можем узнать много интересного.

- Думаешь, правительство даст сейчас ворошить это прошлое? На мой взгляд, эти тайны Механика, а так же те секретные документы, сильно напоминают фулкрум. И я очень сомневаюсь, что кто-то захочет, чтобы все это выплыло наружу, - сказала Элизабет.

- Да, это вполне вероятно, - вошел Купер, - потому что никто не даст нам доступа к тем документам. А без них, материалы Механика не более чем разбросанные детали. Никакой информационной ценности не представляют. Агент Кин, может быть, Реддингтон по своим каналам сможет что-то сделать?

Элизабет вздрогнула, услышав это имя.
- Возможно, - уклончиво ответила она, - я правда не уверена, что ему сейчас это будет интересно.
- Почему это вдруг? - поинтересовался Купер.
Элизабет очень не хотелось отвечать ему. Она сердилась, но повернулась к Куперу с приветливым выражением на лице.
- Вы же понимаете, он занят, разбираясь с теми, кто на него напал.
- В этом есть подвижки?
- Возможно. Он меня не посвящает в детали дела, сэр.

Зазвонил телефон. В груди Элизабет все перевернулось. Звонок "Пицца Ника".
- Лиззи, доброе утро, - в трубке его обычный голос, слава богу.
- Как вы? - как можно тише спросила она.
- Все хорошо. - Коротко ответил он. - Послушай, ты вчера мне назвала имя. Роланд Грейвс. Я думаю, что пора подключить ФБР к поискам этого человека. Скажи, что я дал имя. Роланд Грейвс. - Да, конечно, - кивнула Элизабет. - Сейчас скажу.

-Звонил Реддингтон, - объявила она громко. У него есть имя. Роланд Грейвс.
- Реддингтон сказал, что за этим Грейвсом числится? - деловито спросил Купер.
- Нет. Но, вероятно, этот человек как-то связан с Механиком. Реддингтон думает, что, поскольку Механик был очень стар, есть кто-то еще, кто стоял над Механиком. Тот медбрат был просто пешкой. Есть кто-то еще. И, вполне вероятно, что это Роланд Грейвс.

- Хорошо. Тогда работаем. Арам, постарайся найти какую-нибудь информацию по нему. Реслер, сделай запросы на поиски его же в разных системах. Наваби, продолжай разбирать бумаги Механика. Кин, хорошая работа.

Похоже, что заканчивать разговор в таком ритме стало привычкой для Купера.
Поскольку заданий для Элизабет не было, она решила поехать к доктору.
-Я на часочек, - крикнула она всем и покинула Бюро.

По адресу, который ей дал Арам, располагался дом для престарелых. Не из лучших.
Едва только Элизабет вошла в коридор, на нее пахнуло старостью и смертью. Вдоль стены, опираясь на ходунки, медленно передвигалась почти лысая старуха. Она что-то бормотала себе под нос. Увидев Элизабет, она принялась ругаться, но что она говорила, понять было нельзя.

К Элизабет подошла полная неприветливая сестра.
- Агент Кин, ФБР, - холодным тоном сказала Элизабет.
Лицо сестры моментально преобразилось.
- Чем могу помочь, агент?
- По моей информации, у вас проживает мистер Сильверман, бывший врач. Мы расследуем одно дело, и всплыло его имя.
- Я не удивлена, - сестра почти осуждающе покачала головой, - мы знаем, что этот человек замешан в каких-то делишках. Собственно, в свое время его лишили права практиковать за какие-то темные делишки. И, по слухам, он работал на русскую мафию, штопал всяких там преступников. Потом, когда хватил его инсульт, быстренько оказался здесь, потому что никому не нужен. К нему вообще ни разу не приходили.
- Так могу я?
- Да, пойдемте, я провожу Вас.

Сестра указала путь вперед. Они прошли совсем недолго. Сестра открыла дверь и знаком предложила войти.
- Он весь ваш, агент, - сказала она. - Если что, там есть кнопка.
И удалилась.

Элизабет осмотрелась. Комната была довольно унылой с виду. Замызганные шторки сиротливо свисали вдоль окна. У стенки стоял старый шкаф, в углу старый стол со стулом, узкая кровать. И возле окна стояло старое кресло качалка, в которой сидел старик. Старик был совсем тощий, редкие полностью белые волосы торчали во всю сторону. От старика довольно сильно пахло. В первый момент Элизабет даже отпрянуло. А в голове пронеслась мысль, как это ужасно вот так доживать свой век.
- Доктор Сильверман, - окликнула она старика.

Тот даже и не шелохнулся. Она подошла ближе. Старик что-то бубнил себе под нос, пережевывая старческие губы.
- Меня зовут агент Кин, я пришла поговорить с Вами, - сказала она громче.

Тоже молчание. Возможно, его разум покинул его, куда раньше жизни. И проку от этой поездки нет вообще никакого.
- ФБР, - вдруг вполне внятно проговорил старик. - Вы из ФБР, милочка.
- Да, сэр, я хотела кое-что спросить у Вас.
- Если Вы хотите узнать что-то про русскую мафию, я не связан с этим. Я много раз говорил вашим коллегам. Но они продолжали приходить. Продолжали приходить... приходить... - повторял он как эхо. - А потом не стало никого...
- Сэр, мне совсем не интересны дела с мафией, - она встала прямо перед ним. - Я хочу знать про одного Вашего пациента. Вы лечили его в восьмидесятые.

Мутный взгляд старика оживился, он уставился на Элизабет с нескрываемым любопытством.
- У меня тогда было много пациентов, - увлеченно проговорил он. - Я тогда был значительным человеком. Заведовал отделением Скорой помощи. Я спасал человеческие жизни... меня на руках носили, - его лицо прояснилось от светлых воспоминаний прошлого. - Но я никого не помню, - он понурился.
- Может быть, этого пациента Вы вспомните, вернее, этот документ?
Элизабет протянула ему обрывок карты.
Старик, трясущейся рукой взял обрывок в руку.
- Очки, мне нужны очки, - промямлил он, указывая в сторону стола.

Элизабет подошла к столу и увидела очки, они были сломаны. Была всего одна дужка, вторую заменяла резинка.
Она передала ему очки, и терпеливо ждала, когда он нахлобучит эти очки.
А он все никак не могу этого сделать. И все ворчал себе тихонько под нос.
- Ожег... 18%... - закудахтал он... - должно быть больно...
- Вы помните этого пациента, доктор? - проговорила Элизабет взволновано.

Старик замотал головой, всматриваясь в клочок бумаги. Вдруг, он сильно побледнел и выронил листок.
Элизабет моментально его подобрала.
- Вы его вспомнили? - еще более взволновано спросила она.
- Да... да... конечно, - проговорил побелевшими губами доктор, - его привезли ночью. Сильные ожоги... на спине. Третья степень. Но он был в сознании, не кричал. Я подошел к нему, он смотрел с такой грустью... У него был сепсис от ожогов. Поднялась высокая температура... а он смотрел... таким грустным взглядом… когда было совсем плохо, он бредил... что-то о каком-то ребенке. О девочке. Бормотал что-то вроде "теперь она в безопасности".
- Что случилось с этим пациентом? Вы помните, как его звали. Он поправился?
- У него не было имени. Я им так и сказал, не было имени.
- Кому сказали? - Элизабет уже почти кричала.
- Агентам, которые спрашивали меня.
- Какие агенты? Когда это было? - она не отдавала себе отчета, но уже трясла старика за плечи.
- Оставьте меня, оставьте, - вдруг по-детски расплакался старик, - я уже дорого заплатил за свое прошлое своим настоящим. Я просто хотел тогда помочь человеку, который страдал. Я ничего не знаю о девочке.

Элизабет пришла в себя и устыдилась своего поведения. Он наклонилась к старику.
- Простите меня, - сказала она слабым голосом. - Я просто... это важно...
- Вы та девочка, верно? - вдруг спросил старик.
Она отшатнулась.
- Почему Вы так решили?- прошептала она.

Старик не ответил. Он перестал плакать и вновь стал что-то бормотать себе под нос.
- Этот мужчина очень беспокоился о девочке. - Как эхо проговорил старик, - видимо он очень любил ее...
- Что случилось с этим человеком, скажите, пожалуйста, - умоляла его Элизабет. - Он остался жив?
- Возможно, его забрали через несколько дней, он был жив. Приехали двое мужчин. Они забрали его. Потом приходили агенты и спрашивали. Но я сказал, что ничего не знаю. Они забрали его.

Больше от него ничего нельзя было добиться.
Элизабет простояла еще некоторое время, надеясь, что старик скажет хоть что-то, что пролило свет на личность того пациента. Но он не сказал больше ни слова.
Очень расстроенная, она вышла из комнаты.
- Узнали то, что хотели, агент? - она чуть не столкнулась с сестрой.
- Не совсем, - хмуро ответила Элизабет.
- Я немного ввела Вас в заблуждение, - извиняющимся тоном проговорила сестра, - когда говорила, что к нему никто не приходил. Однажды, некоторое время назад. У него был мужчина.
- Какой мужчина? - насторожилась Элизабет.
- Я вначале подумала, что тоже из служб. Что-то у него было такое в походке, не обычная выправка. Но он сказал, что является представителем Фонда пенсионеров.
- Он назвал свое имя? - с волнением спросила Элизабет.
- Да, но я не припомню сейчас. Дело было довольно давно. Запомнилось, что он был в красивой такой шляпе.
- Реддингтон, - прошептала Элизабет.
- Что? нет? Точно не так, - сказала сестра, - его звали как-то иначе.
- Хорошо, спасибо большое за помощь.

Она вышла из этого унылого места. На воздухе сразу стало легче дышать.
Она села в машину. И стала раздумывать. Значит, опять Реддингтон. И он был у этого врача. Но что он хотел?
Опять вопросы.

Все подсказки всегда наводили на одни только вопросы. Но так было всегда, когда она сталкивалась с огромной стеной, имя которой Реймонд Реддингтон.

После возвращения от Элизабет, Реддингтон поехал в одно из своих новых убежищ на день. Небольшой дом, с немного одичавшим садом. Вокруг никаких других домов, зато внутри вполне уютно.
В доме его ждал Глен. Коротышка нагло раскинулся на диване, просматривая книги, которые лежали тут же рядом на полу.
- Отличные книги, - проговорил Глен, потягивая дорогой скотч.
- Я вижу, ты тут не стесняешься. Ни в чем себе не отказываешь, - иронично заметил Ред. - Что-то узнал?
- О да, - Глен положил книгу рядом с собой. - Он дважды был у своей дочери. Но вчера, после визита в гараж, он к ней не возвращался. Зато мне удалось найти одного типа, у которого он периодически ночует.
- Давай адрес, - нетерпеливо проговорил Ред, усаживаясь в кресло напротив дивана.
- И это все, что ты мне можешь сказать? Я ночей не спал, - гнусавым голосом начал Глен.
Ред сделал рукой движение, давая понять, что сегодня он не расположен играть в эти игры.
Глен, хоть и был маленьким противным коротышкой, отлично понимал правила его с Реддингтоном общения. Если Ред не расположен, то не расположен.
- Короче говоря, - вот адрес, можете брать, - деловым тоном сказал он.
- Спасибо, - сдержанно кивнул Реддингтон. - Отличная работа.
- Кстати, и по этому Грейвсу я тоже запустил поиск. Пока ничего, конечно. Но и этого найдем.
- Хорошо, не сомневаюсь, - кивнул Ред и потянулся к графику со скотчем.
Он с некоторым подозрением посмотрел на жидкость в графине, потом на Глена.
- Думаешь, тоже отравлен? - часто задышал Глен. - О, я уже чувствую... чувствую это.
Он стал комично закатывать глаза.
- Не говори глупостей, - строго одернул его Ред.
- Ну ладно, не сердись. Я вижу, ты совсем не в духе.
- Тебя отвезут домой, - внезапно сказал Ред, - если будет что-то о Грейвсе. Сообщи.
Глен кивнул и покинул комнату, прихватив с собой пару книг.
- Вот же прохвост, - в сердцах сказал Реддингтон.
Спустя несколько минут после того, как Глен покинул комнату, к Реддингтону вошел высокий мужчина. Новенький из его охраны. Он что-то прошептал на ухо. Реддингтон кивнул. Охранник вышел.

Ред остался один. Он раздумывал над тем, что случилось с ним у Элизабет. Врач, с которым он консультировался, сказал, что возможны и отдаленные последствия отравления. Но, если принимать меры, то состояние постепенно нормализуется. Хотя, совсем симптомы не пройдут. Но это произошло так вдруг. Внезапно. Здоровье стало его слабым звеном. И в последнее время, он отчетливо это осознавал, он сам стал слабым звеном.

Он вспомнил Элизабет. Как она была обеспокоена за него. Словно бы он действительно был ей небезразличен. Приятное ощущение, когда за тебя беспокоиться человек, которого ты любишь. В их отношениях с Элизабет были свои взлеты и падения. В один день он чувствует, что небезразличен ей. В другой день она на что-то злиться, обдавая его холодом и презрением. Он не обижался. Но он расстраивался. Элизабет, последнее, что у него осталось. Последний источник его мимолетного счастья.

Он сидел в темноте. И ждал. Ему казалось, что прошла вся ночь. На самом деле, не больше сорока минут.
В дверь постучали.
Пошел кто-то из его людей и что-то шепнул на ухо.
Реддингтон встал и проследовал за своим человеком.
Они сели в машину и куда-то поехали.
Ехали не долго. Остановились у старого бетонного склада.
Водитель вышел первым и торопливо кинулся открывать дверцу машины, для того, чтобы Ред мог выйти.
Он вышел и оглядела. Место совершенно изолированное.
Возле двери склада стоял еще один человек.
- Он здесь, сэр, - чуть наклонился парень.
Ред кивнул и направился к открытой складской двери.
Внутри было сыро, едва теплился тусклый свет.

Склад был почти полностью пуст, если не считать огромные картонные тубы с цементом.
Посередине склада стоял стул, на котором сидел человек с мешком на голове. Напротив стоял еще один стул, для Реддингтона.
Но он не стал садиться. Несколько раз он прошелся вокруг человека. Тот не был даже привязан, просто сидел с мешком на голове.
Ред сделал знак, и мешок сняли. Охранники тут же удалились вглубь склада. Встали так, чтобы не мешать беседе, но, в случаи чего, быть тут как тут.
Перед Редом сидел Дембе. На его лице не было ни тени страха.
Ред смотрел на Дембе в упор, не отводя взгляда. Внутри он чувствовал странное опустошение, глядя на это лицо. Человека, которому, как ему казалось, он мог доверять. Человек, с которым его связывало прошлое…
Дембе смотрел на Реддингтона бесстрашно, но без вызова.
Ред повернулся к нему спиной, отошел на несколько шагов. Потом резко повернулся, посмотрел на Дембе и сказал:
- Человек чести, если решает кого-то предать и убить, сделает это, глядя в лицо. Тот, кто поступает иначе, человеком чести себя назвать не может...

@темы: фан-фикшены

URL
Комментарии
2017-03-23 в 17:47 

Нари
Ой, очередная разборка.

2017-03-24 в 00:08 

Celebrian
I can't live for long with what I feel inside. I don't see how anyone can.
Как тут без разборок-то.

URL
2017-04-05 в 17:07 

эх, пичалька с дембе. но в фильме будет все хуже. обольют грязью все как пить дать.(

про ожоги я до сих пор не врубаюсь про незнание лизки. рэд умирал у них на руках. а они даже с врачом не побеседовали, не смотрели медккрту? ну и такую примечательную деталь как ожог на всю спину никто не заметил у известного преступника? а ведь его держали в фбр и наверняка всего обмеряли, описаил и сфотографировали каждый клочек тела. ну по идее-то. но у киношной лизки тоже никаких вопросов не возникло. даже по сходству темы пожара. мдя...

2017-04-06 в 00:12 

Celebrian
I can't live for long with what I feel inside. I don't see how anyone can.
Думаю, что с Дембе будет полный пипец. Да вон по ролику новой серии уже понятно.
И это совершенно не правильно.
Ну как бы Лизка знает, что вообще говоря Рэд был на пожаре. Так что, чего уэж тут складывать. Ну, даже, если описывали в ФБР, она явно не интересовалась. А так, он умирал у нее на руках в рубашке. Вот она шрамов и не увидела. А вообще, тут огромные несостыковки, но для сериала это не впервые.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная